ДЕВИЗ 2019/2020 учебный год: «УКРЕПЛЕНИЕ БОЕВОГО ДУХА И ПОВЫШЕНИЕ БОЕВОЙ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ – ЗАДАЧА КАЖДОГО ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО!»

ДОЛГОСРОЧНЫЕ ПРЕИМУЩЕСТВА КИТАЙСКО-РОССИЙСКОГО ВОЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

В последние годы взаимопонимание и доверие, сложившееся между Россией и Китаем на политическом уровне, способствует углублению и наращиванию масштабов и темпов сотрудничества в различных областях, в том числе в военно-технической сфере. Более того, антироссийские санкции вкупе с падением мировых цен на углеводородные ресурсы ставит Москву в ряде случаев в зависимое от официального Пекина положение, что не может не отразиться на развитии российского военно-промышленного комплекса.

Подтверждением поступательного развития российско-китайского сотрудничества может служить утверждение в ходе визита С.Цзиньпина 3-4 июля с.г. в Москву плана действий по реализации договора о соседстве, дружбе и сотрудничестве на 2017-2020 годы, предусматривающего в числе прочих усиление двустороннего сотрудничества в военной сфере. Вместе с тем, контуры взаимодействия были обозначены в конце ноября прошлого года в Пекине в ходе 21-го заседания российско-китайской смешанной межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству. Тогда участвовавшими во встрече министром обороны РФ С.Шойгу и заместителем председателя Центрального военного совета КНР С.Циляном был подписан протокол о перспективных направлениях взаимодействия и путях реализации проектов по ВТС.

Согласно данных российского Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) в рамках, достигнутых договоренностей между Москвой и Пекином за период с 1992 по 2015 гг. Россия поставила в Пекин большое количество вооружения и военной техники (ВиВТ) на сумму более 31 млрд долларов (самолеты Су-27 и Су-30, военно-транспортные самолеты «Ил-76» и «Ил-78», вертолеты «Ми-171Е», передвижные системы ПВО «Тор-М1», зенитно-ракетные комплексы «С-300», ЗРС 9К330 «Тор», зенитно-ракетные системы С-300ПМУ-1 и 2, корабельные комплексы ПВО С-300ФМ «Риф-М», системы залпового огня «Смерч», управляемые снаряды «Краснополь-М», противотанковые ракетные комплексы «Метис», и «Конкурс», зенитные ракеты класса «земля - воздух» SA-10, SA-15 и SA-20, подводные лодки класса «636E» и «877E», эсминцы проектов «956Э» и «965ЭМ» и бронеавтомобили типа «Тигр», а также широкий спектр ракетной техники и авиационных двигателей).

Кроме этого, сторонами был заключен ряд контрактов на поставку современных вооружений и военной техники (ВиВТ). В частности, по сведениям российского «Коммерсанта», в период с 2016 по 2018 гг. запланировано поставить 24 российских многофункциональных самолетов Су-35 в КНР общей стоимостью 2 млрд долларов (порядка 83 млн долларов за единицу). К настоящему времени в рамках контракта в Китай уже поставлено 4 истребителя Су-35, а в текущем году военно-воздушные силы НОАК получат еще 10 таких самолетов. Контракт на поставку истребителей поколения «4++» был подписан еще в 2015 г. после длительных переговоров. По данным ЦАМТО в конце 2014 года был заключен один из крупнейших контрактов на приобретение 6 дивизионов зенитно-ракетных комплексов большой дальности С-400 «Триумф» на сумму более 3 млрд долларов.

Представители Федеральной службы по ВТС РФ утверждают, что поставка первых дивизионов С-400 в Поднебесную планируется в этом году, а самые масштабные поставки были уже успешно реализованы в области авиационной и военно-морской техники, а также средств ПВО.

В соответствии с планом вооруженные силы РФ и КНР регулярно проводят совместные военные учения с 2005 года. На сегодняшний день сторонами было проведено более 10 подобных мероприятий («Мирная миссия-2005, 2009, 2013», «Морское взаимодействие-2012, 2013, 2014, 2015, 2016», «Голубой щит мира-2009», «Воздушно-космическая безопасность-2016» и др.), в которых принимали участие сухопутные войска, военно-воздушные и военно-морские силы двух стран. Главными целями проведения учений являются углубление взаимного доверия и расширение двустороннего сотрудничества в области обороны, а также отработка совместных действий в борьбе с международным терроризмом. Особое внимание привлекает тот факт, что китайская сторона приняла участие в совместных учениях «Морское взаимодействие-2017» (июль-сентябрь с.г.), которые проводятся, в том числе, на Балтийском море. Обе стороны тесно сотрудничают в области образования, в частности в подготовке военных кадров.

В рамках военно-стратегического партнерства на протяжении последних лет российско-китайскими специалистами совместно проводились и различные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в области создания новых и модернизации старых образцов вооружений. Такая кооперация, с одной стороны, позволила поддержать российский ВПК, а с другой - поставки КНР современных российских вооружений позволили китайскому ВПК буквально скопировать их и создать свои «клоны» практически по всей номенклатуре российских ВиВТ.

Это привело к постепенному снижению доли Китая в общем балансе экспорта российских вооружений в последние годы. Свидетельством этому могут служить данные Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ). По его сведениям в период 2012-2016 гг. основными покупателями российского ВиВТ стали Индия (доля российского военного экспорта 38%), Вьетнам (11%) и Китай (11%). Данная тенденция началась с 2007 г, когда впервые доля Индии начала превышать долю Китая по объему закупок российской военной продукции. С учетом введения западных санкций на поставки технологий в Россию некоторые российские эксперты начинают рассматривать Китай как потенциальный источник поставок систем вооружений и связанных с военной областью технологий. Одним из примеров служат боевые беспилотники, которые не производятся в России. Боевой беспилотник «Pterodactyl (Yilong-1)», разработанный китайскими компаниями «AVIC» и CASIC», был продан некоторым странам мира, а теперь рассматривается возможность его поставки в Россию. Также в качестве альтернативы французскому десантному вертолетоносцу класса «Мистраль», России могут быть предложены китайские десантные корабли амфибии серии 07113. Развитию китайской военной промышленности во многом способствовала передача России в 1950-х гг. лицензий, а также технической, технологической документации и производственной оснастки для выпуска самолетов МиГ-17 и МиГ-19, получивших китайское обозначение J-5 (F-5) и J-6 (F-6) соответственно. Лицензии были переданы и на многие другие системы вооружения (например, истребитель Су-27).

В свою очередь, в российских СМИ отмечается, что военному руководству РФ следует обратить пристальное внимание на существенный прогресс, достигнутый Пекином в сфере разработки и производства ВиВТ. В частности, от простого копирования российских образцов вооружения, китайский ВПК все более активно переходит к разработкам новых образцов вооружений и модернизации существующей военной техники на собственной технологической базе, предлагая их по довольно низкой цене, чем западные и российские аналоги. Например, в 1996 г. Китай приобрел лицензию на производство 200 самолетов Су-27СК без права реэкспорта в третьи страны. К концу 2007 г. в китайской провинции Шеньяне из поставленных Россией комплектующих было собрано 105 самолетов. В дальнейшем Пекин отказался от дальнейшей реализации этой лицензионной программы, создав клон этого самолета – истребитель J-11. Росту китайского экспорта способствует то обстоятельство, что ряд стран мира не может себе позволить дорогостоящее оружие западного производства. Сегодня и российское вооружение по стоимости начинает «догонять» западные образцы ВиВТ. К тому же Пекин предлагает льготные условия расчетов, финансирования, кредитов и рассрочку платежей.

Для продвижения своей продукции Китай использует также практику бесплатной поставки запасных частей по отдельным категориям военной продукции, что способствует увеличению доли КНР на мировом рынке вооружения. Доля Китая в мировом экспорте возросла в среднем с 3,8 % за период 2007-2011 гг. до 6,2 % в периоде 2012-2016 гг. Тем самым КНР вошел в число крупнейших экспортеров (третье место после США и РФ), обойдя Францию и Германию (данные СИПРИ). На текущий момент, по данным СИПРИ подавляющий объем военного экспорта Китая приходится на Пакистан (более 35%), за ним следуют Бангладеш (18%) и Мьянма (10%). До введения эмбарго крупным получателем китайских вооружений был Иран.

Из вышеуказанной группы стран РФ не конкурирует с КНР на рынке Пакистана, поскольку не поставляет продукцию военного назначения (ПВН) в эту страну (за исключением транспортных вертолетов). Однако на рынке Египта, Венесуэлы и Мьянмы, Россия и Китай являются прямыми конкурентами по ряду систем вооружений, в частности, по авиационной тематике.

По мнению экспертов из ЦАМТО основным рынком сбыта китайской военной продукции в обозримой перспективе останется Пакистан, на который будет приходиться около половины военного экспорта Китая. Во второй дивизион крупнейших импортеров китайской ПВН будут входить Мьянма, Венесуэла и Египет. Кроме этого ожидается расширение китайского присутствия на рынках таких стран как Боливия, Марокко, Турция, Индонезия, Таиланд, Кения, Нигерия, Восточный Тимор, Перу, Эквадор, Бангладеш, Гана и Аргентина.

Вместе с тем, официальный Пекин не упускает возможности освоения новых рынков, в том числе традиционных для России. В числе таковых можно указать на поставки в 2015 г. в Туркменистан партий китайских ЗРК средней дальности HQ-9, считающихся копией ЗРК С-300П. Есть данные и о передаче Казахстану комплекта ударных китайских БПЛА Pterodactyl (Yilong-1).

Соответствующая работа ведется и с Кыргызстаном. В частности, с 2010 г. активные контакты ведутся между госпредприятием «Кыргызкурал» и китайской корпорацией «Norinco» (производит военную продукцию для армии Китая), компаниями «Рoly Тechnologies» и «Poly Solar» (специализируются на производстве БПЛА, станций спутниковых связей, солнечных батарей и т.п.). В ходе неоднократных встреч с представителями китайской «CETC International» кыргызская сторона обсуждала возможность приобретения на льготных условиях китайских средств ПВО и радиолокационных станций. В 2014 г. Китай поставил 20 единиц бронетранспортеров типа Type-85 (YW-531H) в Таджикистан.

Из вышеизложенного видно, что Китай, благодаря тесному военно-техническому сотрудничеству с Россией неуклонно увеличивает свою долю на мировом рынке вооружения, и даже укрепляет свои позиции на пространстве СНГ, составляя по отдельным образцам военной техники конкуренцию российскому ВПК. В Поднебесной умело используют свои преимущества, заключающиеся, прежде всего в большей доступности в ценовом отношении новых образцов китайских вооружений и военной техники.

Ж. АБДУРАХИМОВ

независимый соискатель.

Д. КАРИМОВ кандидат

экономических наук

Информеры